Антикризисное управление: обучение жизнью

Личность арбитражного управляющего

В последнее время все большее значение начинает приобретать профессионализм в антикризисном управлении. Однако вопрос, кто же может являться и называться профессиональным антикризисным управляющим, далеко не так прост, как кажется. Перед обучающими организациями и кредиторами остро стоит проблема подготовки профессионала – управляющего, а действующие антикризисные управляющие стремятся самостоятельно совершенствоваться. Но, как показывает практика, строить программы подготовки и повышения квалификации арбитражных управляющих, планировать карьеру специалистов невозможно, не поняв реально особенностей их деятельности и не разобравшись, какие люди успешно работают в качестве антикризисных управляющих. Для этого нужно разобраться в глубинных противоречиях в деятельности антикризисного управляющего в условиях современной России, при этом не забывая, что антикризисный управляющий — не робот, выполняющий приказы и распоряжения, а живой человек со своими интересами, целями, опытом, переживаниями и опасениями.
У арбитражного управления много социально значимых функций, однако на переходном этапе развития экономики России возможности, предоставляемые законодательством о банкротстве предприятий, часто используются различными структурами как эффективный способ передела собственности. Арбитражный управляющий часто становится инструментом в процессе передачи собственности в новые руки. Принципиально важным в деятельности антикризисного управляющего является принадлежность к той или иной группе, имеющей определенные интересы, т.е. понимание всеми игроками, “чей ты человек”. Нужно определить позицию, понять, с кем ты, и суметь соблюсти собственные интересы.
К арбитражному управлению в целом и антикризисным управляющим как представителям этой новой для нашей страны профессии сложилось устойчиво негативное отношение как в обществе вообще, так и со стороны отдельных субъектов. Для всех сторон (трудового коллектива, руководства предприятия, администрации города/района, криминала и др.) он представляет потенциальную угрозу, за исключением, может быть, кредиторов, да и то не всех. Работники предприятия боятся, что они могут оказаться на улице без каких-либо средств к существованию и надежды найти работу. Прежнее руководство понимает, что с приходом антикризисного управляющего невозможно будет заниматься тем, чем оно занималось ранее (воровством). Администрация, которая была “на прикорме” у прежнего руководителя, теряет контроль над предприятием. Криминалитет также может потерять часть своих доходов, получаемых им от прежнего руководства. Арбитражный управляющий практически всегда занимает маргинальную позицию: он всеми воспринимается как чужак.
При этом арбитражный управляющий социально незащищен, по нашему законодательству он имеет статус индивидуального предпринимателя, что сильно ограничивает его в правах и возможностях и явно недостаточно для осуществления такой сложной и напряженной деятельности.

Сфера деятельности арбитражного управляющего

В нормативных условиях деятельности существует явное противоречие. Деятельность арбитражного управляющего, с одной стороны, очень жестко регламентирована законодательно, есть четко определенный алгоритм действий, который необходимо соблюдать. При этом наше законодательство несовершенно, и в нормативных актах существует большое количество “дыр”, которыми пользуются другие субъекты. Практически единственный выход в этой ситуации — знать пробелы и противоречия в нормативной базе и уметь их использовать. Можно указать еще на одно противоречие: по закону антикризисный управляющий должен отстаивать интересы кредиторов, но, являясь предпринимателем, бизнесменом, он, естественно, преследует собственные интересы (например, хочет заработать деньги, адекватные его уровню профессионализма). Законодательство несовершенно и неоднозначно, и если раньше проверяющие органы закрывали глаза на “проделки” прежнего руководства, то антикризисного управляющего начинают с особенной силой пытаться наказать за то, что директору всегда сходило с рук.
Управляющий всегда работает в условиях ограничения основных ресурсов: критически не хватает времени для реализации необходимых дел (временной дефицит регламентирован законодательно), не хватает профессиональных сотрудников, которые бы могли в кратчайшие сроки провести анализ, подготовить отчет, недостаточно денег (например, даже для того, чтобы отправить уведомления кредиторам) и т. д.

Проблемы арбитражных управляющих

При назначении на предприятие управляющий вынужден работать с озлобленными людьми (трудовым коллективом), которые, не получая заработную плату, тем не менее, не хотят ничего менять. Проблемой является бывшее руководство, которое стремится всеми силами “вставлять палки в колеса”, не давая необходимую информацию, уничтожая документы, саботируя работу. Часто это руководство нужно еще найти. Администрация города, района, субъекта федерации — если ты не “свой человек” — постарается и, скорее всего, сможет существенно затруднить работу. Криминалитет, который, как правило, был в тесной связи с прежним руководством, обеспечивал “охрану”, тоже имеет собственные интересы, которые проявляются очень быстро. И при этом нужно каким-то образом сохранить нейтралитет, основываясь на понимании того, что “если тебя один раз купили, за тебя уже не дадут большую цену”.
Ситуация на предприятии и вокруг него развивается стремительно и непредсказуемо. Опыт, приобретенный ранее, очень важен, но он не всегда работает. Все приходится начинать заново.

Потенциальная конфликтность — основная характеристика профессии арбитражного управляющего. Все игроки ситуации арбитражного управления (кредиторы, трудовой коллектив, администрация и др.) не взаимодействуют, а находятся в постоянном противодействии и борьбе друг с другом. Управляющий находится на пересечении интересов различных сторон, в центре потенциальных и действующих конфликтов, что представляет реальную угрозу делу, здоровью и даже жизни (собственной и близких).

Необходимость постоянно противостоять ситуации приводит к внутренней напряженности, потере смысла деятельности, изменениям личности.
Управляющие отмечают, что часто теряется ощущение осмысленности собственных действий, поскольку приходится осуществлять действия бессмысленные, либо делать то, что не может завершиться итоговым результатом.
Управляющие часто вынуждены идти на сделку со своей совестью, когда человек понимает, что его действия приведут к разрушению предприятия в угоду интересам некоторых структур или заинтересованных лиц (даже если юридически все сделано безупречно). При этом очевидно, что если он и проявит принципиальность, откажется от того или иного дела, не пойдет на уступки, то очень быстро найдется другой, у которого подобных ограничений не будет. Хочется достичь видимого результата, помочь другим, получить признание собственных заслуг, а это невозможно.
Необходимость принимать решения, которые могут отрицательно сказаться на работниках, на предприятии тяготит арбитражного управляющего. Он стремится не принимать таких решений вообще, не брать на себя такую ответственность. Очень трудно увольнять людей в каком-нибудь поселке, оставляя их практически без средств к существованию, самое сложное — “смотреть в глаза уволенным сотрудникам”. Перед управляющим стоит моральный выбор: возродить предприятие тяжелым трудом с потерями для кредиторов или осуществить быструю ликвидацию, выгодную и кредиторам, и ему самому, но ценой массовых увольнений и распродажи имущества. Некоторые пытаются найти себе оправдание в том, что все действия — в рамках закона, что управляющий не принимает решений о судьбе предприятия, что он фактически наемный работник, действующий от имени кредиторов, что “все во благо” и т. д. Однако часто это так и остается оправданиями.
Если же предприятие “поднято” непосильным трудом, то возникает естественное желание остаться руководителем на возрожденном предприятии (“чтобы опять не растащили”). Однако директор на предприятии уже, скорее всего, никогда не станет профессионалом-антикризисником, он уже навсегда потерян для профессии.
При ведении крупных дел опытные управляющие осознают возможную опасность и чувствуют страх за себя и свое окружение. Они стремятся сделать так, чтобы минимизировать эту опасность — предсказывать поведение других, последствия собственных действий, чтобы не “перейти дорогу” действительно влиятельным людям и группировкам. Здесь нельзя идти на риск, даже незначительный, нужно быть максимально осторожным. И все-таки остается понимание того, что всего можно не учесть, что есть “отморозки”, люди, действия которых трудно предсказуемы. Возникает страх при мысли, что тебя могут убить или покалечить, что предаст ближайшее окружение, что лишат дела, бизнеса (отнимут или обманут). Постепенно чувство опасности может притупляться, что тоже весьма опасно, поскольку необходимо постоянно собирать информацию о людях, тебя окружающих, даже самых близких соратниках, быть бдительным, основываться на принципе “доверяй, но проверяй” (что, как выразился один управляющий, “вызывает чувство гадливости”). Постоянно приходится противостоять давлению с разных сторон, четко выдерживать собственную линию, что часто ведет к запредельному напряжению. При этом арбитражному управляющему необходимо умение совладать со своим страхом — “держать удар”.
Совершать ошибки нельзя. Нужно искать единственно правильное решение. Ошибка — это то, что заметили другие, которые этим обязательно воспользуются. В результате возникает страх допустить непозволительную ошибку, которая приведет к потере репутации. Потеря же репутации в этой области практически равносильна потере всего.
Контроль над ситуацией может осуществлять только тот, кто опережает события, поэтому арбитражный управляющий должен постоянно успевать и опережать. Нельзя реагировать на стимулы, нужно давать эти стимулы другим. Все действия необходимо совершать с максимальной скоростью и оперативностью. Нельзя откладывать на потом, необходимо реагировать сразу, и, “отталкиваясь” от произошедшего, стремиться опередить события и других заинтересованных лиц, которые также работают в максимальном темпе. Практически никогда нельзя расслабляться, необходимо всегда быть в форме, постоянно быть на связи, постоянно следить за информацией (и постоянно ждать плохих новостей).
Учитывая, что ситуация в экономике, на отдельных рынках стремительно развивается, арбитражный управляющий должен постоянно повышать свою квалификацию, но на это нет времени, т.к. можно “упустить ситуацию”. Знаний, полученных в процессе краткосрочной подготовки, явно недостаточно. Приходится “изобретать велосипед” или работать интуитивно, что чревато ошибками, которые допускать нельзя. Ситуация затягивает, при этом нужно во что бы то ни стало найти возможность “остановиться” и посмотреть на все происходящее со стороны, охватить целостную картину, чтобы предпринять целенаправленные действия.
Таким образом, арбитражный управляющий вынужден постоянно себя контролировать: контролировать свои эмоции, речь, мысли, действия, сроки. Деятельность антикризисного управляющего часто сходна с деятельностью публичного политика. Нужно уметь быть на людях, понимать, что каждое оброненное слово может иметь очень серьезные последствия.

При всем этом очевидно, что профессионал в антикризисном управлении предприятием — это тот, кто способен “сохранить человеческие качества” — оптимизм и чувство юмора, а также желание работать на благо себя и предприятия, чьи интересы он представляет.