Легко ли стать … банкротом?

Первым нормативным правовым актом Российской Федерации, установившим основания признания предприятий банкротами, явился Закон РФ "О предприятиях и предпринимательской деятельности", который в п. 3 ст. 24 определял, что предприятие, не выполнявшее свои обязательства по расчетам, могло быть в судебном порядке объявлено банкротом в соответствии с законодательством РСФСР. Однако соответствующий судебный порядок не был установлен и не было норм права, конкретно определяющих юридические признаки несостоятельности, в связи с чем указанное положение закона не применялось.
Следующим нормативным правовым актом, посвященным проблемам несостоятельности организаций, был Указ Президента РФ "О мерах по поддержанию и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур" от 14 июня 1993 г. No. 623. Признавая многие положительные стороны данного Указа, его вклад в развитие института банкротства в Российской Федерации, следует отметить, что применялся он только в отношении государственных предприятий, в то время когда уже созрела необходимость урегулирования отношений, связанных с неплатежеспособностью предприятий, основанных на других формах собственности.
С 1 марта 1993 г. вступил в силу Закон РФ "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" от 23 ноября 1992 г. (далее – Закон о несостоятельности предприятий). Закон о несостоятельности предприятий учел позитивные положения Указа Президента РФ от 14 июня 1993 г. No. 623 и выдвинул принцип несостоятельности (банкротства) предприятия только после признания факта несостоятельности (банкротства) арбитражным судом или после официального объявления о ней должником при его добровольной ликвидации.
Закон о несостоятельности предприятий установил основания и порядок признания и добровольного объявления предприятия несостоятельным (банкротом), предусмотрел процедуры, направленные на восстановление платежеспособности предприятия.
Закон 1992 г. в ст. 1 определял несостоятельность (банкротство) как неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса.

Как видно, приведенное определение выделяет два признака несостоятельности (банкротства):

  • первый – приостановление текущих платежей – предприятие не обеспечивает или заведомо не способно обеспечить выполнение требований кредиторов в течение 3-х месяцев со дня наступления сроков их исполнения;
  • второй – превышение обязательств должника над его имуществом или неудовлетворительная структура баланса.

Особенности терминов "неплатежеспособность", "несостоятельность" и "банкротство"

В действующем законодательстве термины "несостоятельность" и "банкротство" признаются равнозначными, однако вопрос о целесообразности такого терминологического единства весьма спорен.
Несостоятельность по определению – состояние, поведение экономического субъекта, прекратившего платежи по своим долгам.
Неплатежеспособность – потеря способности своевременно и полностью выполнять свои финансовые обязательства, обусловленная валютно – финансовым положением субъекта, отсутствием свободных средств, дефицитностью бюджета и платежного баланса.
Таким образом, термин "неплатежеспособность" шире по значению, чем термин "несостоятельность". Неплатежеспособность может быть вызвана временными обстоятельствами, условиями финансово – хозяйственной деятельности предприятия. В законодательствах некоторых государств такое состояние называют "практической неплатежеспособностью". Проблема ее разрешения, как правило, – вопрос времени, а для принудительного исполнения должником своих обязательств применяются нормы гражданского законодательства, регулирующие вопросы ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств (Вавилин Е.В. Понятие несостоятельности (банкротства) предприятия // Правовед, 1997 г., No. 4, с. 124).
Следовательно, можно говорить о том, что в законе о несостоятельности предприятий неплатежеспособность и несостоятельность определялись как два различных признака банкротства (второй и первый соответственно). В таком случае применение в законодательстве терминов "несостоятельность" и "банкротство" в качестве синонимов неверно. По смыслу закона о несостоятельности предприятий термин "банкротство" должен был применяться лишь в значении частного случая несостоятельности, когда неплатежи предприятия сочетаются с превышением его обязательств над его имуществом или с неудовлетворительной структурой баланса.
Должник мог быть признан банкротом только в том случае, если кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость всех активов.
Для выявления этого признака банкротства предприятий арбитражные суды пользовались Системой критериев для определения неудовлетворительной структуры баланса неплатежеспособных предприятий, утвержденной Постановлением Правительства РФ "О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий" от 20 мая 1994 г. No. 498.
Судебная практика в соответствии с действовавшим на тот период времени законодательством также особо отмечала, что для признания должника банкротом одного только внешнего признака мало. В частности, Обзор ВАС РФ "Из практики работы арбитражных судов по делам о несостоятельности (банкротстве) предприятий" от 1 февраля 1994 г. в ч. 1 устанавливал, что невыполнение предприятием обязанностей по удовлетворению требования кредитора в срок более 3-х месяцев еще не дает оснований для признания должника несостоятельным (банкротом).
В марте 1993 г. в арбитражный суд Иркутской области обратилось АО "Иркутскэнерго" с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) Братского лесопромышленного комплекса (БЛПК). Основанием послужило то, что в течение 3-х месяцев БЛПК не рассчитывался за потребленную электрическую и тепловую энергию. На извещение с требованием в недельный срок погасить задолженность должник не ответил.
Арбитражный суд возбудил дело и принял его к производству. В порядке подготовки судебного разбирательства судом были истребованы от БЛПК бухгалтерский баланс, устав, список всех кредиторов и должников с расшифровкой кредиторской и дебиторской задолженности, обоснование причины отказа от оплаты.
Получив указанные документы, суд в соответствии с действующим законодательством назначил проведение независимой аудиторской проверки финансового состояния БЛПК.
В судебном заседании, исследовав все обстоятельства дела, суд пришел к выводу об отклонении заявления. Действительно, должник в течение более 3-х месяцев не оплачивал потребляемую тепловую и электрическую энергию, не ответил и на извещение о погашении задолженности. Все это свидетельствовало о наличии внешних признаков несостоятельности (банкротства). Однако согласно заключению аудиторской проверки БЛПК являлся платежеспособным предприятием, т.к. имел значительные финансовые резервы, значительную дебиторскую задолженность, готовую высоколиквидную продукцию.
При наличии указанных обстоятельств арбитражный суд отклонил заявление о признании БЛПК несостоятельным (банкротом). Решение суда не обжаловалось.
Рассмотрим теперь понятие и признаки банкротства, выделяемые ныне действующим ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – Закон о банкротстве).
Банкротство в ст. 2 Закона о банкротстве определяется как признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.
Таким образом, в отношении юридических лиц сохраняется лишь внешний признак банкротства. В соответствии с п. 2 ст. 3 вышеназванного Закона юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения, если иное не установлено законом.
В настоящее время действительно можно говорить о том, что Закон о банкротстве ввел так называемую "презумпцию банкротства". В том случае, если должник свыше трех месяцев не исполняет свои обязательства по денежным платежам и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, он может быть признан банкротом, т.е. факта превышения обязательств должника над стоимостью его имущества для признания несостоятельным не требуется. Чтобы избежать банкротства должник должен либо погасить свои обязательства, либо представить суду доказательства необоснованности требований кредиторов, налоговых или иных уполномоченных государственных органов.
Нельзя отрицать, что указанная презумпция банкротства направлена на укрепление торгово – хозяйственных связей, стимулирование добросовестности контрагентов по исполнению своих договорных обязательств, улучшение делового оборота и т.д.

Что же происходит в практике банкротства?

Резко возросло число обращений в суд с заявлениями о признании должников банкротами. В 1998 г. в арбитражные суды поступило 12781 заявление о признании должников банкротами, что в 2,2 раза больше соответствующего показателя 1997 г.
Теперь не опасаются, что арбитражный суд может прийти к выводу о том, что структура баланса должника не может быть признана неудовлетворительной, в связи с чем производство по делу будет прекращено. По Закону о банкротстве предприятий такое могло произойти, и тогда кредитор должен был опять обращаться в арбитражный суд уже с иском, например, о взыскании долга в связи с неисполнением должником своих обязательств по договору, основываясь на нормах обязательственного права, что сильно затягивало процесс возврата долгов и что, как считается, не служило побуждением кредитора к предпринимательской активности.
Действительно, исключив один из признаков банкротства и тем самым упростив процедуру признания должника банкротом, законодатель встал на защиту кредиторов. Но здесь необходимо сделать существенное уточнение – "добросовестных" кредиторов, т.к. это же самое действие привело к тому, что теперь зачастую само предприятие – неплательщика необходимо защищать от "недобросовестных" кредиторов.
В законе о банкротстве предприятий разграничение позиций по признакам банкротства юридических лиц и граждан отсутствовало. Кроме того, следует также отметить, что Закон о банкротстве предприятий распространялся только на граждан, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, т.е. Закон о банкротстве расширяет круг действия законодательства о банкротстве в отношении физических лиц – он распространяется также и на граждан, не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей (после внесения соответствующих изменений в ГК РФ).
Таким образом, в отношении юридических лиц в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" сохраняется лишь один внешний признак банкротства. Неизвестно, изменится ли позиция арбитражных судов по делам о несостоятельности. Возможны два варианта: либо обязательность второго признака банкротства останется, что называется, "за кадром", но он будет учитываться при рассмотрении дел в судах и будет закреплен в материалах судебной практики, учитывая то, что вышеназванное Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. No. 498 не отменено, либо второй признак банкротства уйдет из судебной практики, что повлечет за собой увеличение дел о несостоятельности (банкротстве) и упрощение процедуры рассмотрения данной категории дел.
В последнее время в прессе прошли сообщения о поступлении в Государственную Думу законопроекта о внесении изменений в законодательство о банкротстве.
Предложено пересмотреть критерии несостоятельности следующим образом:
во-первых, продлить срок, в течение которого должник имеет возможность не удовлетворять требований кредиторов до 6 месяцев и, во-вторых, установить второй признак несостоятельности (банкротства) – сумма неисполненных обязательств должника должна превышать сумму его внеоборотных и оборотных активов.
В соответствии с Положением по бухгалтерскому учету "Бухгалтерская отчетность организации", являющимся приложением к Приказу Министерства финансов РФ от 8 февраля 1996 г. No. 10, внеоборотные активы предприятия включают в себя нематериальные активы (организационные расходы, патенты, лицензии, товарные знаки, иные аналогичные права и активы), основные средства (земельные участки и объекты природопользования, здания, машины, оборудование и пр.) и финансовые вложения (инвестиции в дочерние, зависимые общества, займы и пр.). Оборотные активы составляют запасы (сырье, материалы, затраты в незавершенном производстве и пр.), дебиторская задолженность, денежные средства предприятия, финансовые вложения (собственные акции, займы).
Таким образом, в случае принятия указанных поправок признать банкротом возможно будет только предприятие, имеющее долги, соизмеримые только с годовым оборотом предприятия. Кредиторы по долгам, сумма которых меньше суммы активов, должны будут урегулировать свои отношения с должником, например, в рамках судебных процессов о неисполнении обязательств по гражданско – правовым договорам.
Учитывая, что проект изменений в законодательство о банкротстве предусматривает увеличение срока, в течение которого предприятие может не исполнять требований кредиторов, до 6 месяцев, можно говорить о том, что признаки банкротства по проекту еще более жесткие, чем в Законе о банкротстве 1992 г.
В случае принятия поправок ситуация изменится с точностью до наоборот. Фактически неплатежеспособные предприятия активно будут участвовать в имущественном обороте, стимулируя все тот же "кризис неплатежей".
Надеяться остается только на то, что законодатель все-таки найдет возможность хотя бы приблизиться к необходимой "золотой середине" в определении признаков банкротства предприятий.